Динамика полиметаболических нарушений и митохондриальной дисфункции у женщин после гистерэктомии

Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2019, том 18, №3, с. 5–14 ( )

Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2019, том 18, №3, с. 5–14

Подзолкова Н.М., Подзолков В.И., Брагина А.Е., Никитина Т.И.


В оригинальном исследовании, выполненном авторами, проводилась оценка гистерэктомии (ГЭ) как независимого от частичной или полной сохранности яичников фактора формирования метаболических нарушений и сердечно-сосудистого риска, а также возможности коррекции возникающих изменений.

 Пациенты и методы:

Обследованы 138 женщин позднего репродуктивного возраста и раннего менопаузального перехода по STRAW+10 после ГЭ без придатков (Группа 1) и 130 женщин после ГЭ с односторонней аднексэктомией (Группа 2), у которых до оперативного вмешательства и на протяжении 5 лет после него оценивались следующие параметры:

·      климактерические симптомы

·      факторы сердечно-сосудистого риска (уровень артериального давления (АД); индекс массы тела (ИМТ); показатели липидного, углеводного обмена

·      активность ферментов митохондрий в лимфоцитах периферической крови цитохимическим методом (оценивалась по активности сукцинатдегидрогеназы (СДГ), кислой фосфатазы (КФ) и альфа-глицерофосфатдегидрогеназы (ГФДГ)).

Контрольную группу составили 40 женщин идентичного возраста.

Результаты первого этапа исследования (до лечения):

Симптомы постгистерэктомического синдрома.

В течение первых 9–12 мес. после операции отмечалось появление характерных  «климактерических» жалоб у 10,7% обследованных в Группе 1  и у 27,5% – в Группе 2 (р < 0,05).

У большинства женщин нейровегетативные и психоэмоциональные симптомы, манифестирующие после хирургического вмешательства, имели слабую и среднюю степени выраженности, достигая максимума к концу первого года после операции.

В последующие годы наблюдалось постепенное уменьшение тяжести указанных симптомов и этапное формирование обменно-эндокринных расстройств в виде увеличения массы тела (через 2,1 ± 0,3 года после вмешательства), нарушений липидного и углеводного обмена (через 3,8 ± 0,9 года после вмешательства).

Факторы сердечно – сосудистого риска.

В течение первого года после ГЭ у 60,1% в группе с сохранением придатков и у 86,2% в группе с односторонней аднексэктомией отмечено достоверное повышение АД и нарушения суточного профиля АД.

Отмечалось формирование обменно-эндокринных расстройств в виде увеличения массы тела (через 2,1 ± 0,3 года после вмешательства), нарушений липидного и углеводного обмена (через 3,8 ± 0,9 года после вмешательства). В группе 1 у 67,4% обследованных выявлена избыточная масса тела (ИМТ 25–29,9 кг/м2), у 15,2% женщин диагностировано ожирение (ИМТ ≥ 30 кг/м2). В группе 2 количество пациенток с ожирением оказалось в 2 раза больше.

У 51 пациентки (36,9%) Группы 1 и у 63 (48,5%) – Группы 2 диагностирована дислипидемия (против 5 (12,5%) в группе контроля) (р = 0,01).

Митохондриальная дисфункция.

У большинства пациенток из обеих групп через 1 год после ГЭ наблюдались нарушения активности митохондриальных ферментов лимфоцитов крови. Выявленные изменения функциональной активности митохондрий (митохондриальной дисфункции) свидетельствуют о глобальности нарушений, формирующихся в постгистерэктомическом периоде.

Гормональная и метаболическая коррекция:

Для коррекции вегетативных симптомов и полиметаболических нарушений 93 пациенткам назначалась МГТ (17β-эстрадиол 0,06% по 1,5 мг/сут. (трансдермально) или тиболон 2,5 мг/сут. (перорально), или комбинация естественных метаболитов – в частности, французский комплекс, содержащий антиоксиданты, витамины, микроэлементы и микронутриенты).

Результаты второго этапа исследования (после лечения):

Проведенная негормональная коррекция и МГТ (17β-эстрадиол 0,06% 1,5 мг и тиболон 2,5 мг) способствовала купированию основной вегетативной симптоматики.

У 54,2–72,7% обследованных изменился суточный профиль АД в сторону физиологического. Применение тиболона 2,5 мг способствовало снижению ДАД на 2,8% днем и 1,1% ночью, 17β-эстрадиола – на 3,7% (дневного – на 4,8%, ночного – на 2,7%). Негормональная коррекция не оказывала влияния на уровни и суточный профиль АД.

Все виды терапии положительно влияли на липидный обмен. Применение МГТ приводило к к достоверному снижению ХС, ХС ЛПНП и ХС ЛПОНП. При этом, на фоне терапии 17β-эстрадиолом выявлено значимое повышение ХС ЛПВП на 8,7% (р < 0,05).

При применении негормональной терапии выявлено снижение ХС на 10,7%; ХС ЛПНП – на 15,2%; холестерина липопротеидов очень низкой плотности (ХС ЛПОНП) – на 6,7% (р < 0,05).

Нормализация функциональной активности митохондрий (оценивалась на основе положительной динамики цитохимических показателей)  наблюдалась через 6 мес. как при применении МГТ, так и на фоне негормональной коррекции.

Выводы:

В отдаленном после операции периоде более чем у половины женщин, перенесших ГЭ даже с сохранением яичников, дебютируют симптомы постгистерэктомического синдрома.

Сохранение яичников не может в полной мере обеспечить всем пациенткам защиту от появления нейровегетативных, психоэмоциональных и полиметаболических нарушений, а в последующем – и формирования метаболического синдрома (МС).

Женщины с ГЭ в анамнезе входят в группу риска по возникновению АГ и ССЗ в более раннем возрасте, по сравнению с общей популяцией, а ГЭ сама по себе является фактором риска ССЗ, что может способствовать повышению абсолютного и относительного риска ССЗ.

Вероятно, МГТ у женщин в ранней постменопаузе, как естественной, так и искусственной (хирургической), обладает вазопротективным действием, предупреждая развитие ремоделирования сосудистой стенки и атеросклеротического ее поражения.

Полученные данные свидетельствуют о позитивном влиянии МГТ у женщин с хирургической менопаузой на основные факторы кардиоваскулярного риска и целесообразности ее применения у женщин с удаленной маткой вплоть до среднего популяционного возраста наступления менопаузы (51 год).

Использование негормональной персонализированной саплементарной микронутриентной поддержки, в частности витаминно-минерального и антиоксидантного комплекса биологически активных компонентов, которые могут оказывать влияние на статус ферментных и собственных антиоксидантных систем клеток и способствовать метаболическому восполнению окислительно-восстановительного баланса и энергетического потенциала митохондрий целесообразно как при наличии противопоказаний к применению МГТ или нежелании женщины принимать гормональную терапию, так и в качестве дополнения к МГТ у женщин в пери- и постменопаузе в целом и с хирургической менопаузой в частности.

Ознакомиться с публикацией можно по ссылке: http://www.phdynasty.ru/katalog/zhurnaly/voprosy-ginekologii-akusherstva-i-perinatologii/2019/tom-18-nomer-3/35945

 

 

Календарь
применения трансдермального эстрадиола и микронизированного прогестерона в циклическом режиме
Перейти в календарь →

Блог

ИЦН: протокол лечения

ИЦН: протокол лечения

Эстрогены и венозный тромбоз: путь введения, тип и доза имеют значение!

Эстрогены и венозный тромбоз: путь введения, тип и доза имеют значение!

Эстрожель® помпа: схема дозирования

Эстрожель® помпа: схема дозирования

4EverYoung журнал для специалистов антивозрастной медицины Выпуск 3

4EverYoung журнал для специалистов антивозрастной медицины Выпуск 3

Без паники: бактериальный вагиноз и вульвовагинальный кандидоз (молочница) во время беременности.

Без паники: бактериальный вагиноз и вульвовагинальный кандидоз (молочница) во время беременности.

Вульвовагинальный кандидоз (молочница): чем он опасен и как его лечить?

Вульвовагинальный кандидоз (молочница): чем он опасен и как его лечить?

О причинах, симптомах и эффективных способах лечения, предотвращающих рецидивное течение молочницы

Рекомендации по диагностике и лечению дефицита тестостерона (гипогонадизма) у мужчин с сахарным диабетом

Рекомендации по диагностике и лечению дефицита тестостерона (гипогонадизма) у мужчин с сахарным диабетом

Прожестожель : вопросы специалисту

Прожестожель : вопросы специалисту

"Второй мозг" и вечная молодость

"Второй мозг" и вечная молодость

← ВСЕ МАТЕРИАЛЫ БЛОГА